Осторожно: в доме алкоголик!

Подыму непростую для себя тему. И для всех нас непростую. Когда в доме алкоголик… 


На днях я была у подруги. Сто лет не виделись. Её дом пахнет маленьким ребенком, тишиной, в которой страшно что-то нарушить, пирогом из мультиварки и акриловыми красками, которыми она рисует картины.
Мы сели за стол, она налила зеленый чай, и начались девичьи разговоры. Про ногти, про лаки, про базовый гардероб, и конечно, про мужчин. Я рассказывала какие кризисы мне приходилось переживать на разных этапах отношений, что я с этим делала, как я помогаю в таких ситуациях другим. Она делилась своим, а потом погрустнела как-то, и её рассказ стал как-то обобщен, таким, как будто рассказывает не она, а голоса разных женщин, слившиеся воедино, и поручившие подруге сообщить это мне. Информацию, которую знает почти каждая из нас. Информацию, которая понятна любой женщине, но по-особому понятна только той, которая знает в своем доме алкоголизм.
«Ты знаешь, он пьёт. Ну, как пьет. Выпивает.» — я насторожилась и мне вдруг стало больно и грустно.

Я боюсь пьющих мужчин еще больше, чем пауков (я арахнофоб, да). Паука можно попросить убрать кого-нибудь, или набраться смелости смести его веником. А вот алкоголика из своей жизни убирать приходится самой. Решением, усилием воли… Жить с пауком — дискомфортно, и страшно поглядывать в угол, в котором он обосновался. Алкоголик как паук высасывает соки, и тоже иногда выгоняется методом поганой метлы, но есть одно но…

«Когда он не пьет, он замечательный мужчина. Понимаешь, он дарит цветы, он водит в рестораны, он дарит серёжки, он целует руки, он готовит борщ, он неплохо зарабатывает и он очень любит моего ребенка.»

Нужно сказать, что в её истории это и правда важно, поскольку ребенок от первого брака, и любовь её мужчины к сыну — это неожиданный бонус.
Но вместе с алкоголем в дом всегда приходит ложь. Все-гда. И иллюзия, что алкоголик остепенится под контролем.

«Мы договариваемся, что он не будет пить больше чем бутылку, если речь идёт о буднем дне.»

О, эта иллюзия что алкоголика можно контролировать. Мой дорогой и опытный в этих смыслах родственник однажды уложил меня от смеха на руль во время движения, сказав фразу «алкоголик врёт, даже когда говорит здравствуйте!«. И это так. Это автоматизм, сказать что была одна бутылка, когда их было две. Это автоматизм, когда он вначале говорит «Так, мужики, затихли! Моя звонит!», а в трубку, собрав всю волю в голосовых связках, говорит: «Я уже выезжаю!»

Моя подруга с самого утра идеально накрашенная, успевающая сделать маникюр паре-тройке клиентов в день, одновременно выготавливая своему мужчине мясо и играющая с полуторагодовалым ребенком, начинает искать проблему в себе.

«А может ему не хочется возвращаться ко мне домой? А может он хочет сделать свою реальность привлекательнее, поскольку со мной — плохо? А может мне нужно похудеть?»

Ага. Похудеть. Человек пьет только потому, что ему чешется как-то себя разрушить. Потому что в его реальности ВОТ ТАК. И, что мы имеем. Чтобы он не пил, женщина старается стать лучше, таким образом формируя у него мысль «я бухаю, а она для меня всё краше и краше! И нежнее, и ласковее, и похудела, хотя и так было хорошо». Кто после этого захочет перестать пить? Это как собаку, грызущую мебель, гладить по шерсти, надеясь что она прекратит, получив ласку.

«Человек-то он замечательный. Только пьет…», «Такое впечатление, что их — двое. Один — мой ласковый плюшевый мишка, другой — какое-то заросшее агрессивное чудище», «Когда он трезвый, его хоть к ране прикладывай, но стоит ему выпить — прячься кто может», «Я пытаюсь с ним говорить, как со своим мужем, а мне отвечает какой-то вокзальный хамовитый бомж, заключенный в его тело. И так больно. И так бессильно…» — вот что говорят женщины. Это не из одной моей воспаленной головы, это из разных голов.

Нет, их не два. Увы, плюшевый мишка — один. Только он, ссабака, оборотень. Такой себе вервольф без графика, приспичит — превращается. Иллюзия про контролируемый алкоголизм заставляет женщин разбавлять своим запойным мужьям их водку водой, думая, что «постепенно его отучит», по принципу отлучения от груди. Как же, как же. Пробуйте и вы. И договоры… Договоры с алкоголиком это как просить гарантий у Бога. Оставаясь жить с оборотнем, вы обрекаете себя сокрушительно говорить фразу «ну мы же договаривались..», и опускать руки.
Оставаясь жить с алкоголиком, вы обрекаете себя на тревогу поворачивать ключи в дверях, не зная, какое из лиц своего медвежонка вы застанете сегодня.
Как всё начинается? Дальше со слов подруги.

«Понимаешь, алкоголь везде. Что ни событие — повод выпить. Все друзья пьют, и он, конечно. Везде: на шашлыках, на днях рождения, на праздниках нашей армии, на вечерних посиделках. Как ему можно запретить то, что делают все?»

В моей реальности так не делают ВСЕ. Опыт был разный, но для меня не существует пьющих мужчин. Перегар отбивает возможность со мной не то что целоваться, а просто знакомиться. Я прикалываюсь в своих кругах, мол, хочешь чтобы я исчезла из твоей жизни — напейся, и подкати ко мне пьяный. Да, перебор. Но травматический опыт, если его вовремя закончить — отличная школа жизни.

Не знаю как, но в моей жизни тот типаж мужчин, которых я выбираю, не пьют ВООБЩЕ (конечно, после одного, который взорвал мне мозг своими запоями и капельницами «потому что ты ж умеешь»). Ни праздники не являются поводом, ни горе, ни радость. Кто-то по здоровью, а кто-то потому что выбирает по утрам йогу, а не опохмел. Я могу даже не спрашивать, я смотрю на понравившегося мне мужчину (даже будучи замужем), и я могу дать сто процентов гарантии, что ЭТОТ — не пьёт. Радар. Чуйка. Давай свой номер, передам красивой подруге.

Что делать, если вокруг такое окружение? Менять. Это вам повезло еще — если пьет с кем-то, а не сам. Это еще лечится без врачей. Это — первая стадия алкоголизма, когда кажется что «выпивка находит его сама». Нет, не стоит недооценивать первую стадию. Она социально приемлема, и незаметна, так люди живут, и не парятся, и не отдают себе отчет. Когда он выпив, становится веселый. Когда выпить — это повод встретиться, а не суть каждого утра. Пока не поздно.

Если вам кажется, что вы просто тревожная курица, и что вы себя накручиваете — не нужно игнорировать интуицию. Ваша тревога — это её голос. Ярлык «курица» — голос алкоголизма, который хочет жить. Рядом с вами жить , разумеется. Кто кого? Делаем ставки.

Это не «весело», это — начало конца. Не перерос это в школе и в университете — значит нужно помочь перерасти сейчас. И вроде как социум не одобряет «непьющих» («ты что, меня не уважаешь?»), и принимает тех, кто с радостью разделит вечернее пивко, но это начало конца. Длинною во всю супружескую жизнь. Как в песне Агаты Кристи — «сначала весело, потом повесишься». Важно не гнать от себя эту тревогу, а начинать ЧТО-ТО делать. Хотя бы, высказывать свои опасения партнеру. И чувства. И желания что-то поменять. Не ждать, что он сам вырвется из круга тянущих вниз тусовок. Или… Бежать.

Это смешно, если на таком этапе женщина говорит что-то про кодировки, потому что ей резонно ответят, что всё же ок, никаких проблем. Дай боже. На этапе когда «меня просто это волнует, хотя со стороны кажется что все ок», нужно делать хоть что-то. Искать ту мотивацию, которая сработает.

Кому-то оказывается этого достаточно, чтобы поменять окружение и образ жизни. «Этого» — это подкинутых вовремя идей про планирование беременности или ультиматумы, или — да откуда я знаю, что может мотивировать именно вашего мужчину? Важно — нельзя все оставлять как есть. И нельзя делать еще одну глупость…

«Я пробовала пить вместе с ним. Тогда он кажется мне таким веселым, радостным, я не замечаю перегар и шаткую походку — мы на одной волне».

Помню и у меня были такие отношения в далекой юности, в которых чтобы быть рядом с одним прекрасным человеком, приходилось пить. Медицинский спирт шел в ход как только под домом закрывался киоск. Было отвратительно, но что-то толкало попробовать все что угодно, только бы остаться вместе. Это сейчас я думаю, что «остаться вместе» — это не то, чего нужно добиваться любой ценой. Если мой тот, из далекой юности, знал бы что трезвость — единственный способ остаться вместе, скорее всего не цеплялся бы так за эту мысль, как я цеплялась за мысль, что ради «остаться вместе» мне нужно либо терпеть происходящее, либо сесть со стаканом рядом с ним. Мы всё равно не остались вместе. Победил здравый смысл. Мой — остаться вместе со своей трезвостью, и его — остаться вместе с той, которая будет это терпеть. Мы хотели с ним кареглазых детей, и в целом-то и у меня и у него теперь есть такая радость. Но рядом совершенно другие люди.

Кстати о детях. Ни один ребенок алкоголика не остался без детской травмы относительно алкоголизма в семье. Тут или принимается такой сценарий, и синька становится спутником жизни, просто потому что неизвестно, как иначе справляться со всем этим, или наступает осознанность, похожая на аллергию: «фу, алкашня». Психология «без ста грамм не порешаем» передаётся по наследству.
Когда я слушаю подругу про её сожителя, я боюсь за её сына.

Потому что он может и не будет знать агрессии со стороны отчима, и может даже не будет бегать в киоск с запиской за пивком, и может быть не унаследует такой способ расслабляться. Но! Он точно будет видеть расстроенную маму. Какому ребенку это нужно? Он точно будет взрослеть не по годам — это отличительная черта детей, у которых в семье алкоголик. Он точно будет иметь немного другое детство, пахнущее не только пирогом из мультиварки, но и «выхлопом» после вечеринки, и сигаретным дымом с незакрытого балкона, и мамиными слезами, и скандалами за дверью кухни. И озвучиваться детство будет точно фразами, которые говорят друг другу родители:  «принеси водички», и криками «сколько можно?», и вопросами «где ты был?».

И точно мама, желающая с порога видеть букет цветов, будет говорить мужу вместо привета «ты что, снова?», а он будет удивленно пялиться на нее, а потом дышать в лицо: «хууу» — типа «на, понюхай, видишь, не пил я! Не пил!». Унизительно же. Фу!

Сын будет видеть женщину тревожную, контролирующую, волнующуюся, и будет готов дать ей ту опору, которую не может дать отец, поскольку на этот раз отец где-то там с друзьями, или отсыпается «после вчерашнего». Потому что ОЧЕНЬ УСТАЛ, ага.

И еще одна женская ошибка.

«Папу нужно жалеть, он устает, он не умеет иначе расслабляться, у него был трудный день», «Он ведь только пьет, но не выносит вещи из квартиры, не колется, не лупит меня, он хороший муж уже только поэтому.» 

Во-первых, мужчину нужно жалеть, если он устал от деятельности продуктивной, созидательной. Это как-то понятно. А вот жалеть потому что он сам себе, осознанно, добровольно нанёс вред… Хм, как минимум странно. Во-вторых, хватит ценить его за то, чего он НЕ делает. Это не дает посмотреть правде в глаза о том, что он ДЕЛАЕТ.

Нет, это статья не для того, чтобы все женщины резко ушли от своих пьющих но любимых мужей. Это статья для возвращения ответственности. Чтобы каждая поняла, чем грозит её положение, и чего она избежит, если положение не грозит. Чтобы каждая знала, что важно не «остаться вместе», а остаться собой — той, к которой не покупают «анти-полицай», чтобы «не спалила». Потому что женщине алкоголика невозможно быть нежной феей, она по определению в глазах мужа — змея и солдат гестапо, если не одобряет пьянство.

И таки становится им, потому что быть на морозе — нельзя, если твой дом и твой мир крушит твоя половинка.
Остаться собой — той, кем была до того, как начала определять количество и сорт выпитого, только услышав голос в трубке. Или вернуть себе себя, ту, которая не знает как это, когда утром шаркающей кавалерийской походкой мимо неё проходит некое зомби ВЫПИТЬ ВОДЫ, попутно снося на своем пути вазон и тостер.
Остаться ДОМА, а не в квартире, в которой пару раз в месяц начинается крушение, создаваемое её оборотнем, вошедшим в ФАЗУ. Или буквально — остаться дома, а не уезжать первой электричкой к маме в Житомир, наскоро собрав ребенка, чтобы тот не видел что происходит.

Психотерапия созависимости — тоже путь на волю из этой паутины, в которой оказалась женщина, простившая пару десятков разбитых вазонов, налившая несколько сотен минералки своему зомби, принявшая сотый за время сожительства букет, как бы говорящий «я больше так не буду».
Рассматривайте это как приглашение, да.
А подруга… Решила принимать меры. Я умею промыть мозг. У меня ОПЫТ.

За компетентной психологической помощью вы можете обратиться к автору статьи по телефону +380939821697, или же по скайпу — vaseleese


Данная статья является авторским блогом. Редакция журнала может иметь мнение, отличное от мнения автора.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *